важный документ, евгараф дольский

Важный документ. Евграф Дольский.

Читать онлайн. Важный документ. Рассказ. Евграф Дольский. Журнал “Новый Сатирикон”, №50, 1914 год.

Согнувшись в три погибели, откинув направо голову, непрерывно двигая языком, нахмурив лоб и сосредоточенно моргая глазами, писал отставший от роты рядовой Сидор Золотухин едва заметным огрызком карандаша на серой оберточной бумаге. Очевидно, Золотухин весь ушел в трудное дело письменного изложения мысли. Иначе он услышал бы легкий шум, услышал бы тихие, заглушаемые шаги и… и не попал бы к немцам в плен.

Через час он стоял против неизвестных ему людей, хорошо одетых, хорошо откормленных, с блестящими лицами, в блестящих мундирах.
— Шпион, — объявил конвойный.
— О! Есть доказательства? — живо спросил самый блестящий.
— Мы поймали его за кустом на пригорке. Он сидел согнувшись и писал. Пишет, пишет, потом поднимет голову, осмотрит местность и снова за работу.
— Обыскали?
— Найден только этот серый лист.
— Достаточно и его. Господин фон-Зейдель, разберитесь в этой бумаге.

Господин фон-Зейдель взял лист и пробежал его беглым взглядом. Потом сразу же сделался серьезным и, нахмурившись, стал внимательно всматриваться в бумагу. Скоро на его лице заиграла лучезарная улыбка.
— Дело не так просто, господа, — сказал он. — Это не обыкновенная зарисовка местности и не простое солдатское письмо. На последнем я особенно настаиваю. Я двенадцать лет нес в России честные обязанности немецкого шпиона и за это время через мои руки прошли тысячи писем. Это не письмо. Здесь нет ни одной русской буквы. Ни единой. Господа, это документ крупной важности.

— Пригласить же специалиста по шифрам.
— К вашим услугам…
— Господин специалист, сколько шифров вам известно?
— 17, 765, 437, 589, 530, 989, 471…
— Довольно. Считаете ли вы себя способным разобрать этот запутанный шифр?
— О, какой угодно!
— Тем лучше. Разберите этот документ.
Пауза.

Часы бьют пять. Шесть. Семь. Восемь… Девять…
— Господин специалист, мы устали ждать.
— Ваше… Труднейший шифр… Оригинальнейший… Моя репутация выше всего… Умоляю, до утра… Только до утра… Всю ночь напролет просижу…
Блестящие люди переглянулись.
— Черт возьми, документ, очевидно, величайшей важности, если русские изобрели такой шифр, что даже специалисты опасаются за свою репутацию.
— Попробуем выпытать что-нибудь от солдата?
— Ох, хо-хо-хо-хох… Русские умеют молчать.

— Солдат! Гляди прямо в глаза и отвечай, куда предназначена эта бумага?
Золотухин увидел свое письмо и гордо улыбнулся.
— Бачили? — спросил он. — Знатно написано. Голова писала, а не какой-нибудь пискарь.
— Солдат, ты отвиливаешь от ответа. Куда пойдет эта бумага?
— Первое: в Штаб…
— Ого-го! Господа внимание!
— Второе: в ц… ц… Такое, знаете, трудное слово. Ну, туда, где его прочитают: что, значит, и как?
— (На ухо соседу). Расшифруют. Я так и знал.
— Третье — к Карпу Золотухину до самысеньких Чортоняк.
— (Быстро). Карпу Золотухин генерал?
— (Приятно улыбаясь). Генерал не генерал, а в иной раз похлеще и генерала что сделает.
— Ловко! Все подозрения подтверждены. Это я могу сказать: нам повезло!

— Господа, — заволновался специалист, — решено. Настоящий документ и не простое письмо, — здесь нет ни единой буквы и ни одного в мире алфавита, и не шифрованное, — за это говорит мой опыт. Это — шифрованный план. Большой овальный знак в роде огромного “в” заставляет меня ручаться, что дело идет о заснятом плане какой-то местности, может быть, даже крепости и фортов. Затем, эти ползущие вниз строки. Господа, — это линии фортов, или дороги, или войска… План!.. Категорически план!
— Кто у нас специалист по планам?
— Кто же, как не фон-Пунс. Он собаку съел на планах.
— Я безгранично благодарен вам за такую рекомендацию. Попрошу план. Это план? Эт-то план?

— Господин фон-Пунс!! Ваш смех больше чем неуместен.
— Ой, умру! Это же шифрованный чертеж пушки! Только неопытный глаз не чувствует скрытых контуров пушки.
— Специалиста по пушкам! Функе, сюда!
—(После паузы.) Я не спорю, что не только я, Функе, специалист по пушкам, — но даже дурак и тот поймет, что это подводная лодка. Кто желает возразить?
— А ну, позвольте, посмотрим… Лодка… Натурально, лодка… Далеко пойдет этот Функе!
— Хорошо, господа. Мы честно выполнили нашу работу. Чертеж лодки мы перешлем в морской штаб. (Патетически). Пусть обогатится наше морское могущество новым сокровищем!


… На другой день утром Сидор Золотухин, в ожидании своей участи, сидел рядом с маленьким тщедушным товарищем и тихо говорил:
— От-то же дурни тыи немцы. Сцапали меня, как я письмо на родину писал, и ну с моим письмом возиться. И так, и сяк… То ж гусаки! Потом пытали, как у нас письма ходят.
— Сказал?
— Эге ж. Секрета тут нема.
— Хорошо тебе, братику, — вздохнул тщедушный товарищ, — как ты грамотный. Когда хочешь, письмо пошлешь… С праздником там али престолом, — всегда поздравишь.

— Кто ж тебе сказал, что я грамотный?
— А письмо?
— Так что ж. Взял бумажку да карандаш, — ну и пиши, что хочешь. Где палочку, где кружочек, где крестик поставишь, а где кружок к палочке приткнешь. Дома, все равно, такие же неграмотные. Было бы с войны письмо, а что написано, — хоть старший писарь пиши, все равно, не поймут!
— Голова у тебя, братку!
— Эге ж…

Читать онлайн. Важный документ. Рассказ. Евграф Дольский. Журнал “Новый Сатирикон”, №50, 1914 год.

Добавить комментарий