утешитель, аркадий Аверченко

Утешитель. Аркадий Аверченко.

Читать онлайн. Утешитель. Монолог. Аркадий Аверченко. Журнал “Новый Сатирикон”, №13, 1915 год.

— Мамочка! Ну, чего ты плачешь? Не надо. Кто тебя обидел? Смотри, мне скоро семь лет, а я и то не плачу. Разве тебе не хорошо живется? Папа у нас добрый, замечательный просто. Он так всех нас любит… Даже горничную вчера встретил в коридоре, и ту целовать стал. Видишь! А ты плачешь… На что наша фрейлейн Гертруда злая, вечно нас… как это говорят? Муштру-ет… А папа даже ее любит! Сегодня утром обнял ее: “Эх, ты, говорит, мое счастье замечательное!” А ты все плачешь. Радоваться должна.

Ну перестань же. Ты посмотри на меня: я сегодня искал в твоей комнате ножницы, уронил мою любимую зеленую вазу — и то не плачу! А папа в это время из твоего письменного стола какие-то письма вынимал, так даже не поморщился, что я вазу разбил. Ужасно хороший человек, этот наш отец. Взял письма и говорит: “наконец-то она у меня в руках!” Вот видишь, как славно: ты у него в руках. Он о тебе заботится теперь будет… а ты плачешь. Ну, не надо плакать.

Мы все тебя любим, и Сережа тоже… Принес сегодня из гимназии две единицы; так, знаешь, о ком он прежде всего подумал? О тебе. “Не хочу, говорит, мамочку расстраивать!” И переделал единицы на четверки. А ты плачешь.

Мамочка, вот удивительный человек. Еще больше плачет. Ну, хочешь я тебе своего заводного кролика отдам. Не хочешь? Чего тебе тогда и надо — не знаю. Папа тебя не мог обидеть, он тебя так любит… Сегодня все время ходил с теми письмами и все говорит потихоньку: “Порадую же я ее нынче, порадую!”… Видишь, как о тебе заботится? А ты плачешь!

Ну, не плачь! Я даже не знаю других таких добрых папов, как наш… Сегодня по телефону говорит кому-то: “Я, говорит, свои векселя так раздавал всем направо и налево, что их теперь и на вес не принимают…” Ей Богу. Добрый… А ты плачешь! Зато, что он такой добрый, его и швейцар наш любит… Сегодня ему пятьдесят рублей даже потихоньку дал. Видишь? Господи! А она плачет, да плачет!

Ну, что тебе еще сказать? Может, ты, все-таки, на папу сердита? За что? За швейцара? Вот чудачка. Да ты знаешь, что папа ему обещал? Я, говорит, тебе через два дня восемьдесят отдам! А ты плачешь!

— Я еще понимаю, ты плакала, когда тот человек приходил, который на мебель сургучные кружочки ставил. Так теперь уже не надо плакать — я это все устроил — потихоньку все кружочки ножницами срезал. Теперь уж, брат, не подкопаешься. Ну, не плачь! Ну, не надо!..

— Нянька говорит, кто плачет, у того седые волосы прибавляются. А ты вчера сколько штук седых волос вырвала? Мне прямо жалко было смотреть. Ты думаешь я о тебе не думаю, а я думаю: у тебя даже в шубе на воротнике седые волосы были… Так ты успокойся — я их все до крошечки вырвал.

Опять плачешь? Ну, тебя, тогда! И разговаривать с тобой не хочу! Ее просишь, утешаешь, а она разнюнилась совсем как та барышня, которая позавчера папе на черный ход маленького ребеночка принесла. Так ведь ее папа уже не любит, — так ей и сказал, — а тебя любит! “Я, говорит ей, — тебе, значит, — этими письмами такой праздничек устрою, что обрадуется!”

Вот разливается-то… А, ну тебя! Пойду в детскую… Говоришь, говоришь — никакого толку!..

Читать онлайн. Утешитель. Монолог. Аркадий Аверченко. Журнал “Новый Сатирикон”, №13, 1915 год.

Добавить комментарий