Женская тактика

Женская тактика. Рассказ. Быков Петр Васильевич.

Читать онлайн. Женская тактика. Рассказ. Пьер Каламбуров (Быков Петр Васильевич). Журнал “Стрекоза”, 1879 год.

Женская тактика.

(Вероятный случай.)

Марья Ивановна имеет обыкновение несколько раз в год ездить в Павловск к дядюшке и тетушке, которые бездетны и за которыми ей, как единственной их наследнице, конечно, следует ухаживать. Но прежде нежели я начну рассказывать эту поучительную историйку, вы мне позвольте, душечка читатель, познакомить вас с действующими лицами моей безделки. Их трое: муж, жена и куропат… Ах, pardon! Это я вспомнил заглавие одного водевильчика (в котором, представьте себе, Нильский не участвует!!.)

Итак, их трое: муж, жена и горничная. Прежде всего — place aux dames — позвольте представить супругу: рекомендую — Марья Ивановна Tschertopolokoff, особа немолодая, но еще в самом соку, испытавшая треволнения в жизни, и на вопрос о летах, всегда отвечающая, что она “une femme de Balzac”. Ретивая хозяйка; всегда мужу и себе сама жарит бифштекс и делает яичницу, любит порядок и аккуратность в доме; все это — качества положительные, а вот и отрицательные: немножко с душком, лукава и, главное ревнива до черт знает чего, — как страстно влюбленная кошка. Однако, будучи тактична, явно ревности не высказывает, а предпочитает шпионить за мужем и ставить ему западни всякого рода. Excusez du peu!

Муж — Эльпидифор Эвтихиевич — чиновник “департамента оплодотворения”, получает приличное жалованье, господин “если не склонный к разуму, к игре, к молодечеству”, то все-таки, любящий хорошеньких, сдобных бабенок, особенно если они, так сказать, под рукой, ибо г. Чертополохов лентяй, больше дома сидеть любит… Comprennes-vous?

Наконец, вот вам Таня — здоровая, круглолицая шатенка (или “шантретка”, по ее выражению), с вздернутым носиком и плутоватыми глазенками; в ее паспорте значится, что она — девица, но… мало ли чего в паспортах не пишется; par example: у меня есть кухарка, у которой нос по справедливости может соперничать с крупповской пушкой, а рот во время улыбки, простирается чуть не до самого затылка. И между тем в паспорте моего “метрдотеля в юбке” стоит: “нос и рот умеренные”. Так и в отношении Тани… Разбитная, живая, веселая, расторопная, Таня во всех отношениях молодец ; по профессии она “куфарка”, но в семье Чертополохов она также исправляет должность и камер-фрау. Говоря по секрету, она не долюбливает своей госпожи, и когда одевает ее в театр, на вечер или в гости, то непременно, словно нечаянно, уколет ее булавкой.

Итак, Марья Ивановна очень часто ездит в Павловск; вот и теперь она собирается туда же, но едет с неспокойным сердцем: ее сильно заботит Таня, наружность которой возбуждает в душе “бальзаковской женщины” тайную зависть… “Чем-то она без меня занимается”? — мысленно спрашивает себя барыня — исправно-ли смотрит за хозяйством, или у нее свои дела? А вот мы увидим, насколько она бдительна, — испытаем ее. И барыня пользуясь отсутствием Тани, пробралась в кухню, взяла оттуда большую сковороду, скалку и конфорку с кофейника и быстро, с мефистофельской улыбкой на лице, сунула эти вещи в постель Тани, прикрыв их одеялом и возвратилась к себе в комнату, как ни в чем не бывало, напевая свою любимую песенку: “Мне всего шестнадцать лет”!

Через час после этого Марья Ивановна уехала; супруг напутствовал ее словами: “Возвращайся-же, милочка, поскорее”! А в душе подумал: “чем дольше ты там пробудешь — тем будет лучше!” И Таня, подойдя к ручке барыни, тоже пожелала ей счастливого пути, мысленно послав свою госпожу к лешему и ко всем чертям, обоего пола… Когда стук экипажа замер в отдалении, Чертополохов отправился к себе в кабинет и позвал туда Таню, чтобы та пришила ему пуговицу к… к… ну, да все равно, куда бы она ни была пришита… Дело не в этом.

А в том, что утром следующего дня Марья Ивановна возвратилась к своим ларам и пенатам. “Ну, что скучал ты без меня, мой пупончик?” нежно спрашивала она своего Эльпишу. “Доволен-ли был Таней? Однако, как я проголодалась! Да и тебе, мой дружок, пара фриштикат… Прикажи-же, пожалуйста, Татьяне принести кусок мяса для бифштекса и подать кофейник, я заварю кофе”… Кусок мяса был принесен, кофейник был подан, но конфорки от него не оказалось, равно как и скалки, чтобы бить говядину, и сковороды, чтобы жарить ее. — “Куда же девались эти вещи?” напустилась барыня, со всем азартом, на бедную Таню, которая, хотя и не была из робкого десятка, но теперь, испуганная странным исчезновением вещей, читала про себя: “Помяни, Господи, Царя Давида и всю кротость его!”… — “Не знаешь-ли ты, мой друг”, — сказала барыня мужу, делая ехидную улыбку и ударение на слове ты — “Куда девались эти вещи?” — “Куда же они могли деться, — это странно!” — пробормотал муж… — “А! Вы оба не знаете, так я вам скажу, где они!” — сказала Марья Ивановна, торжественным жестом руки, пригласила супруга и камер-фрау следовать за ней в кухню. Здесь она отвернула одеяло Таниной постели, под которым искомые вещи лежали во всей их неприкосновенности. “Крепко-же ты, спала, моя милая, если и не чувствовала, что они лежат под тобой!”…

Произошла немая, выразительная сцена. Я хотел изобразить вам ее на рисунке, во всех подробностях, но — видно, судьба такая — рисунку не суждено явиться на свет. Один художник “Стрекозы” не взялся рисовать за недосугом; другой потребовал для исполнения столь грандиозного сюжета много времени; третий сказал, что сюжет слишком тривиален для его карандаша; четвертый, пятый и шестой обещали нарисовать “в непродолжительном времени”, но потребовали вперед деньги, по четвертной за каждую фигуру; наконец седьмой, самый аккуратный из карикатуристов “Стрекозы”, с радостью взялся изобразить желаемую картинку, обещал принести завтра, но вместе с рисунком пропал и теперь его нигде и с собаками не отыщешь!.. Впрочем, сила не в рисунке, а в том, что через несколько минут, после этой немой сцены, барыня сказал Тане: “Ты можешь собрать свои пожитки, любезная, и получить свой расчет… Я не нуждаюсь в прислуге, у которой такой крепкий… слишком крепкий сон!..”

Нравоучение этой историйки… Впрочем, разве оно так необходимо здесь? Вы говорите, читатель, что необходимо… В таком случае… выведите его сами…


Читать онлайн. Женская тактика. Рассказ. Пьер Каламбуров (Быков Петр Васильевич). Журнал “Стрекоза”, 1879 год. Женская тактика.

Добавить комментарий