неутешная вдова

“Неутешная вдова”. Иван Ильич Барышев.

Читать онлайн. “Неутешная вдова”. Иван Ильич Барышев. Журнал “Стрекоза”, 1878 год.

“Неутешная вдова”.

(Из дневника замоскворецкой купчихи.)

Авчерась сволокла на кладбище свово друга милова Потапа Лексеича; покинул он меня бедную-горемычную, оставил горе мыкать вдовою неутешною!.. “Не забудь меня, Аленушка!” все перед смертию приговаривал. Господи! да, кажись, умру и то не позабуду!.. Как авчерась по нем плакала, даже глаза все опухли и теперь все тоска сердце сосет…
Любила уж я его очинно, хоша он меня и поучивал частенько, царство ему небесное!.. Да без эстаго, рази замужем проживешь?..
И что это за привычка у этих мужиков дурацкая: сичас прошел мимо окна блондин в шляпе и в комнаты поглядел!.. Бесстыжи больно! Покойник не зря мне наказывал: “пуще всего, Алена, свистунов протуварных опасайся и карман от их береги: влезут и не почувствуешь: профессора по бабьей части!”
…Ишь, ты! Не пронялся — опять посмотрел!.. Усики махонькие, глаза голубые, а бородка точь в точь как у Потапушки… и видно холостой — женатый не стал бы по окошкам глазеть… Опять!.. Покажусь я ему, авось устыдится!.. У-у-у, противный! Поцалуй по воздушной почте мне доставил!..

Господи! Что-ж это такое со мной делается?.. Еще девяти дней не прошло со смерти Потапушки, а уж блондин сидит у меня в гостиной и чай с ромом пьет!.. Что бы изделал Потапушка, ежели бы увидал ево?.. Изувечил бы до смерти!.. Помню, одново, я на гулянье на ахвицера загляделась, так он, покойник, так меня в левое скуло двинул, што я цельную неделю есть ничего не могла… Сичас насилу проводила… “Я, говорит, влюблен в вас до бесчувствия и завтрева беспременно к вам опять”… И какая смелость это в мужчинах, даже ужасти!..
Сижу это я давича под окошечком, да свово друга милова, Потапушку, вспоминаю — гляжу, а он по той сторонке и идет; поравнялся это со мною, шляпу снял и переходит… Свету я не взвидела… перешел да в парадную звонит!.. И нужно же это было Потапушке бросать меня вдовою беззащитною! И нужно же это было Марфе его в комнаты пущать!..
“Я, говорит, Алена Матвеевна, человек благородный и окромя того, хорошее жалованье при котролеровской должности на железной дороге получаю”… А сам взглянет, взглянет на меня таково пронзительно, што в мое сердце ровно кто рожном пырнет!.. Зовут его Аполлоном, А по фамилии Жуир… Немец, али француз?.. Гадала на оракуле, кто он такой, и вышло очень даже глупо: “как хочешь зови, только хлебом корми!..”

Немцем объявился. Был сегодня и в чувствах на коленях изъяснялся… ушел недавно и взаймы взял 100 рублей… Господи! как я по Потапушке сичас плакала!. Надо на него памятник, который потяжелее, из мрамору поставить, — все-ж он увидит, что я его не позабыла, ну и мне тоже зачтется…
Вот уже неделя прошла, как я с Аполлошей познакомилась, а время не видала… Ездила в памятную лавку на памятник прицениться: 2000 запросили… Сказала Аполлоше — отсоветовал: “глупости это одни, говорит: ты разочти, сколько теперича эти два тысячи в год проценту принесут, ежели их сичас в банк положить”!.. Взял двести рублей и ушел.
Сегодня взял сто рублей.
Двести выпросил…

Объяснялся все в своих чувствах и плакал: “до зарезу, говорит, триста рублей нужны”!.. Дала… Говорила ему на счет законного браку… “Што, ты, говорит, с уму сошла? Не христианка, рази? Вот полгода пройдет твоему сожителю-то покойному, ну, тогда, дело десятое”!.. Мавра Сергеевна была и совет дала его бросить: “Высосет он из тебя все, говорит, и бросит, — помяни ты мое слово”!.. И вижу я, што будто ее слова на правду схожи, и бросить тоже жаль… эдакого херувимчика-то! Да ни в жисть…

Был сегодня с приятелем и выпили. Приятель его все Саней обзывал, ну, я сичас и в подозрение… отвела его в другую комнату и ну, спрашивать, что такое значит. Успокоил. “По нашей немецкой вере, говорит, десятка два имен дают и все разные, и очинно, говорит, это хорошо делают: у вас вот только одно, и должен ты его помнить, а у нас даже никакой памяти не нужно: хватил какое ни на есть на обум, беспременно в точку попадешь”!

Цельных три дня его не было. Сегодня получила удар в сердце и долго плакала. Утрось почтальон принес письмо от приятеля мово-то подлеца-соблазнителя; пишет, что я обманулась в своих чувствах, и что соблазнитель-то женатый подлец выходит, и вовсе не контролер из немцев, а мещанин Семен Дрихин; жил он допрежде в кондукторах, да за пьянство выгнали и теперича мостовые околачивает…

Господи! Это я в кондуктора-то близь двух тысяч просадила?.. Цельный памятник Потапушкин в его подлеца ухлопала!.. После такого мужчинского коварства и любить их не стоит… Уйду в монастырь, в келью, и буду за Потапушку молиться… пусть он видит, что я его не позабыла… Ведь вот, словно на грех, это мне выходит: сичас прошел мимо антиданский афицер — красота неописанная!.. Посмотрел и ручкой сделал… не утерпела я и тоже ему ручкой…
Вернулся и под окошком теперича страдает… Аполошка перед им дрянь: подметки его не стоит!.. А как же… келья-то… Господи! и нужно же это было Потапушке, другу моем милому, покинуть меня бедную, горемычную, оставил горе мыкать вдовою неутешною, беззащитною?!..


Читать онлайн. “Неутешная вдова”. Иван Ильич Барышев. Журнал “Стрекоза”, 1878 год. “Неутешная вдова”.

Добавить комментарий