купальная сказка, Полярный, Милль Казимир

Купальная сказка. Полярный.

Читать онлайн. Купальная сказка. Полярный (Милль Казимир). Журнал “Новый Сатирикон”, №27, 1914 год.

Купальная сказка.

Жили-были у папаши с мамашей две дочки, а женихов у тех дочек не было. Перевелись женихи в той стране, да и все. Любили родители своих дочек сначала побольше, потом поменьше, пока совсем не перестали любить. Тужили папаша с мамашей, что дочерей с рук не сбудешь, и горько плакали.
Вот и говорит однажды мамаша папаше: “Делать, видно, нечего!… Вези-ка , пока лето, младшую дочку к морю-океану на плешь морскую — пусть в море покупается, авось какой дурак найдется — высватает”. А сама думает: “А ежели и утонет — не велика беда!.. Как-никак, с рук ее сбудем!..”

Видит папаша — делать нечего: поедом ест жена, по целым дням пилит, никак не отвертишься!..
Снарядил младшую дочку, полосатую шкурку из ниток дочке укупил, платьишка да бельишка, какого ни на есть, в чемоданишко насовал, паспорт заморский раздобыл, в самый раз дочку младшую выправил.
Отвез на машине к морю синему, свалил чемоданишко дочкин в номера с мебелью, поплакал-погоревал и отъехал на машине обратно!

Вышла дочка младшая к вечеру на плешь морскую и горько плачет:
— Ах, я разнесчастная, ах я бедная!.. И папочки-то у меня нет, и мамочки-то у меня нет, и плавать-то я не умею… Как жениха найти!?.
И выходит тут царь морской:
— Чего девушка плачешь?..
— Да как же мне не плакать, дедушка!.. Глупая я, страсти, какая!.. Где же мне жениха дурака сыскать, а без него мне являться домой совсем не резон… Опять же плавать я не умею — враз утону!..

Видит морской царь надрывается девчонка, плачет несмышленая, слезы соленые в море капают, а уж море и без того до отвращения посолено… И говорит девице морской царь ласково:
— Утро вечера мудренее… Иди, девушка, в свой номеришко, а я все устрою… А утром, как придешь, с плеши моей не сползай, а, знай, шепчи: “По щучьему хотенью, по морского царя повеленью пусть все сбудется и не минуется!..” А как подойдет какой-нибудь остолоп, ты сейчас же шепни: “Купальный сезонт — становись жених во фронт! и все тут…. А об остальном не заботься!..”

Поблагодарила девушка морского царя и спать отправилась.
А на утро так и сделала: вышла на плешь морскую, забралась в будку, платьишко-бельишко поскидала, полосатую шкурку нитяную на себя натянула и на плеши морской легла… А сама шепчет, что следует… Как пошептала минуточку, да еще секундочку, так само собой игривым все тело стало…
Глянь-поглянь на девицу, словно ящерка на солнышке, или змейка извивается: то бочком лежит, то на спинке валяется, рученьки раскинувши, то на животе распласталась, ножонками по воздуху болтает…

купальная сказка, младшая дочка

И сама не заметила — стала хорошим-хороша, девушкой-раскрасавицей…
А как шепнула последнее: “Купальный сезонт — становись жених во фронт!” — дурак тут как тут: в белом костюме, в шляпке соломенной, и опять же с тросточкой…
— Простите сударыня, отчего вы не купаетесь, на плеши прохлаждаетесь… и все такое…
А девушка, знай, улыбается и шепчет последнее…

Дурак ходит гоголем-моголем, куткудахтает, не отстает: “Почему, мол, и по какой причине морской водой себя не освежаете”…
Ну, девица по дурости и ляпни:
— Плавать не умею!..
— Ну, это совсем пустяки, плевое дело!.. Я враз научу.

И сейчас же переоблачился в полоскательный костюм, ручку кренделем свернул и девицу в воду повел… А девица тем временем обворожительные улыбки пущает, ножкой махонькой в воде булькает, и все такое. А затем, где помельче было, на спинку легла, как струнка натянулась, в небо смотрит… Плыть не плывет, а на воде держится…
Так уж было ей дадено…

И морской царь, ко всему, где поглубже, воду отгоняет, девицу поддерживает… А солнышко с ветром волосами играют: солнышко волосы позолотит, а ветерок рассыплет… А морской царь нитяную шкурку купальную так обтянул, что девушка вся, словно из хорошей резинки вылита, лежит-покачивается. Стоит над ней дурак, глазами хлопает и сладко улыбается…
Учил он этак-то плавать девицу полтора месяца, учить-научил, а сам в ней по уши утоп:
— Вы — как живое изваянье в солнечном сияньи… и всякое, тому подобное!
И выводил девушку из моря-океана за белые руки, сажал на горюч камень и тяпал-ляпал:
— Ты моя невеста… Едем, — говорит венчаться и больше никаких!.. Я влюблен в тебя от каблуков по солому шляпы моей, и все тут!.. Иначе, — говорит, — умру в пучине вод, только меня и видели…

А собачка под столом у мамаши сидит и тявкает:
— Тяв-тяв, тяв-тяв!.. Глупая дочка едет, окромя чемодана, мужа везет!..
— Ну и ладно, если не врешь!.. Будь по твоему, — прошамкала мамаша.
Обрадовались родители, дочку с мужем увидевши. Рассказала дочка, что и как… По-хорошему.


А на следующее лето мамаша и говорит папаше:
— Уж если глупая дочка жениха нашла, что же нам в умной сумлеваться?.. Вези скорее!..
Старик, конечно, делать нечего: паспорт заморский выправил, полоскательный костюм укупил, платьишко-бельишко в чемоданишко упаковал…
Все как следует…

Сидит в номере с мебелью дочка — зевает, а на плешь морскую к вечеру вышла, совсем раззевалась:
— Хоть бы один дурак на плеши морской оказался!..
Ругом ругается. А морской царь тут как тут:
— Чего девушка, сердишься?..
Разозлилась девица пуще прежнего:
— Только тебя, старого хрыча, и недоставало!.. С расспросами пристает, ровно ослеп от воды-то своей соленой…
И-и пошла его честить.

Ну, конечно, морской царь видит — делать нечего: воды полон рот набрал, чуть не захлебнулся, бульбулькнул камнем под воду и был таков: только его видели!
А на другой день вышла девица умная на плешь морскую, в будке платьишко скинула, полосатую шкурка нитяную натянула, да и бух прямо в воду — чебурахнулась.
А на берегу дураков видимо-невидимо: и в белых костюмах, и в полосатых полоскательных, и в иных.

А как бухнулась в воду дочка, так и шепнула:
— Я вас дураков проведу!.. Сейчас тонуть начну.
Только царь морской сердит на нее люто был, ухватил за ногу, да и давай ее валами окачивать — перевертывать с боку на бок, да, знай, шлепает.
А девица, как плавать не умела, и впрям тонуть зачала: визжит-кричит, пищит-визжит, руками-ногами дрыгает, совсем как лягушка… И глаза выпучила.

А дураков, хотя и было видимо-невидимо, но в конец глупого не оказалось, — перешептываются все, пересмеиваются:
— Стара штука!.. Нас утонутием не удивишь, не на таковских напала, голубушка!.. Да и нашла где тонуть, дурища, здесь и по лодыжку воды-то не будет!..
А девица и взаправду захлебываться стала: дрыгает ногами, куда послабее, и глаза закатила!..
И вытащил девицу ту матрос из спасательной будки, да так неловко, что нитяную шкурку в двух местах разорвал, да волосяной паричок с головы по нечаянности смахнул.
А как стал воду из нее вытряхивать — тут вся худобушка-то девичья и раскрылась.
Посмеялись дураки — разошлись…

А собачка под столом у мамаши и тявкает:
— Тяв-тяв!.. тяв-тяв!.. Из умной дочки воды выкачали пол-бочки… От воды опросталась — без чужих волос осталась!..
Хотела ударить мамаша собачку ногой, да не тут-то было: убежала собачка.
Делать нечего…
Приехала старшая дочка умная, привезла в чемоданишке полоскательный костюм порванный да два синяка.
Только и всего.

А уж если не пошла девица под венец, значит, и сказке купальной конец.

Читать онлайн. Купальная сказка. Полярный (Милль Казимир). Журнал “Новый Сатирикон”, №27, 1914 год. Купальная сказка.

Добавить комментарий