Иван Иваныч, Фалеев

Иван Иваныч. Фалеев Николай Иванович.

Читать онлайн. Иван Иваныч. Рассказ. Фалеев Николай Иванович. Журнал “Зритель”, №16, 1905 год.

— Анисья-я-я!.. Где ты запропастилась?.. Анисья!..
Молчание. Маятник равномерно качается на кухонных часах. Анисья всегда называет их “ходиками”.
— Анисья!.. Тебя же я зову… Стели постель!..
Тихо в квартире. С улицы доносится смутный гул и стук. В квартире все вымерло.

Иван Иваныч медленно удаляется из кухни, входит в свою комнату, осматривается, и странная улыбка скользит по его лицу. Везде пусто. Самовар остыл. И его никто не убирает.
— Анисья-же… Анисья…
Анисьи нет. Иван Иваныч стоит в раздумьи, стоит долго, улыбается и нервно запахивает полы халата.
— Не может же этого быть, — произносит он испуганно. — Не может быть… Уйти так поздно… На улице ночь, идет дождь, и так сыро там… на улице… Неужели она ушла!..

Улыбка сбегает с его лица. Он опять идет в кухню, опять долго и пристально оглядывается по сторонам.
Только теперь замечает он, что на постели Анисьи нет постельных принадлежностей, что нет подушки, нет наволочек.
— Ушла… Ушла она совсем и даже расчета не взяла… Дура…
Иван Иваныч хихикает в кулак, запахивается и садится на табуретку.
— Как же это случилось?..


Он вернулся сегодня со службы в обыкновенное время, пообедал, поспал два часика, проснулся, выпил чаю, сходил в ресторанчик, вернулся, Анисья опять поставила самовар.
Он ей сказал просто, как говорил всегда:
— Стели постель…
И при этом он ничего особенного не сделал, поглядел на нее, как глядел всегда.
Анисья ничего не ответила и вышла на кухню.
Потом он услыхал на кухне странные звуки. Он поглядел: Анисья укладывала свой сундучок.
— Куда ты, Анисья ?..
Она ничего не ответила.
— Что ты смотришь в сундук?..

Анисья опять промолчала и только ниже наклонилась к сундуку.
— Я тебя спрашиваю… — сказал Иван Иваныч и подошел к ней и тронул ее за рукав.
Анисья вскочила на ноги. И на ее лице был написан ужас.
— Не трожь… Убью…
Странная Анисья… Кухарка, он ее пригрел, он сожительствовал с нею в течение девяти лет, он отдал в ее распоряжение все свое хозяйство…
— Уйди отсюда!..
Иван Иваныч попятился.
— Что с тобой?.. Я, кажется, тебе ничего не сделал…
— Уйди, противный… Подлая твоя душа. Ненавижу тебя… Сколько я на тебя сил положила, молодость свою отдала…

Аниься заплакала. А Ивану Иванычу стало смешно, что Анисья, грязная Анисья, говорит о своей молодости.
— Не вздорничай, Анисья… Стели постель…
— Уйди ты, окаянный… Не могу видеть тебя… Противен ты мне, хуже лягушки… Пакостник ты!..
Иван Иваныч понял, что Анисья не в духе и ушел от нее в свою комнату. Там он принялся за чай. И за чаем он прислушивался к тому, что делается на кухне.


Потом хлопнули дверями, и стало тихо. Иван Иванович вышел в кухню…
— Ушла… Глупая… А я на ней женился бы… Прослужил бы еще два года до пенсии и женился бы… Право… Теперь, на службе нельзя… засмеяли бы, а потом женился бы. Право… Отчего не жениться.
Он повернулся и остановился у двери.
— Ушла… совсем и не вернется… Дура… Паспорт-то забыла у меня… Забыла… Вернется, а я ее не выпущу… Я ее, стерву, под суд отдам… Скажу, что ушла ночью, и взяла вещи… У меня пропала на -днях шляпа… Вернется… Я ей покажу…

Он перестал улыбаться. Лег на постель. Заснул скоро. И во сне видел, что обнимает Анисью. Но потом он увидал страшный сон. Ему стало страшно. От страха он проснулся. Закурил папироску, зажег свечку, прислушался. Где-то стукнули…
На улице не было шума. Был третий час ночи.
— Однако, кто же мне завтра самовар поставит?.. — подумал Иван Иванович и от этой думы у него на лбу выступил холодный пот.

Стук повторился, робкий стук, еле слышный.
Иван Иваныч прислушался. Стук повторялся часто.
Иван Иваныч улыбнулся.
— Вернулась… Ей-Богу, вернулась… Это она стучит…
Он загасил свечу и босиком, на надевая даже туфель, крадучись прошел к кухне.
Он не ошибся. Стучались в двери кухни, и этот стук был стук Анисьи.
Иван Иваныч на цыпочках подошел к двери, приложил ухо к замочной скважине…
— Господи… Спит он что-ли, — слышался за дверью отчаянный шепот, и за ним следовал новый стук.

Иван Иваныч радостно улыбнулся и нечаянно дернул за ручку двери. За дверями замерли в ожидании. А он, улыбаясь, опять на цыпочках прокрался к себе в спальню.
— Пусть постучит… Сама себя наказала.
Он лег на постель и укрылся одеялом.
— А завтра утречком впущу, впущу, милая… Другой раз не уйдешь…
Потом ему стало тепло под одеялом.
— А отчего бы и не впустить… — подумал он. — Впущу…

Он одел туфли, прошел в кухню и громко спросил.
— Кто там и так поздно?..
— Я это… Впустите…
— Что надо?..
— Впусти… Холодно мне.. Впусти ты…
— Вернулись, сударыня?..
Он отворил дверь. Анисья была бледна и дрожала от холода. Ивану Иванычу стало смешно: точь-в-точь дрожит, как собаченка…
— Вернулись… Милости просим… Хе-хе…

Он обнял Анисью.
У той перекосило лицо. Она закинула назад голову и крикнула:
— Изверг… изверг ты… Пей мою кровь… окаянный…
А Иван Иваныч захихикал и с любопытством смотрел, как Анисья срывала с себя платок.
— Знать, в гости-то вас не принимают, сударыня?.. Хе-хе…
Анисья вздрогнула, сорвалась со скамейки.
— Водки давай…
Иван Иваныч смеялся…


Читать онлайн. Иван Иваныч. Рассказ. Фалеев Николай Иванович. Журнал “Зритель”, №16, 1905 год.

Добавить комментарий