В аду, Оршер Иосиф

В аду. Рассказ. О. Л. Д’Ор.

Читать онлайн. В аду. Рассказ. О. Л. Д’Ор (Оршер Иосиф Львович). Журнал “Новый Сатирикон”. №14. 1914 год.

По случаю праздника грешникам дали передышку.
Черти отдыхают. От нечего делать, они собрались в чистилище и перемывают косточки начальству, грешникам. Кое-кто вспоминает старину.
Огонь в печах и под сковородами везде потушен. Зачем зря дрова жечь? Дрова теперь кусаются. Меньше восьми сажень не берут.

Один из покойников, бывший инженер, давно уже представил проект об отоплении ада коксом. Выгода есть несомненная, но боится Везельвул.
Говорит боюсь инженеров. Обжулит и не заметишь.
А черту быть обжуленным не очень-то приятно. Реноме фирмы пострадает.
В аду холодновато. Черти с непривычки жмутся друг к другу, не беседа не умолкает.

Старый лысый бес, старожил ада рассказывает:
— Вот привели его… Обрадовались мы все…
— Про кого это, ты, дедушка? — спрашивает молодой бес.
— Про Каина, внучек, про Каина. Пустовал до него ад. Без дела сидели…
И лысый бес продолжает рассказ:
… Бывало каждый день Везельвул попрекал:
— Даром небо коптите! Хлеб даром едите. Лодыри!
А тут его голубчика, и привели. Он было оправдываться:
— Я в запальчивости и раздражении… Сам себя не помнил. Аффект!

И правду сказать, куда ему против нынешних! Ну да, дело известное, присяжных заседателей тогда еще не было и присяжных поверенных тоже. Каина и закатали.
А потом всякие пьянчужки пошли — Лот, еще кто-то… Места много было , мы их и брали.
— Эх, дедушка! — сказал, вздохнув, бес средних лет: — Счастливо жили вы в старину. Теперь не то.
— Не то, сынок, не то.
— Теперь и грешник уж не тот.
— Не тот, сынок, не тот. Бывало так припечешь слегка грешника, а он уже благим матом кричит. А теперь вот недавно барыньку одну привели, любовника застрелила.
— С каторги прибыла?
— Нет! Оправдали. С радости в отдельном кабинете и Богу душу отдала. Вот привели ее. Ну, раздели мы ее и для начала решили постегать кнутом. Стали стегать, а она только презрительно улыбается.

— Не кричала?
— Какое там кричала! “Вы, говорит, ни черта не понимаете, в чистом садизме. Разрекламировали вас, чертей без меры”. А как дошли до смолы, даже рассердилась. “Неужели, говорит, до серной кислоты даже не додумались? У нас каждая портниха теперь про серную кислоту знает. Не в аду вам служить, а в кинематографе”.

— Да, грешник теперь пошел требовательный, капризный, — вставляет с грустью совсем еще безусый чертенок: — Привезли недавно в наше отделение одного барона. В глазу монокль. Фрак от лучшего портного. Манеры самые великосветские. Женщину убил. Стали его на крючьях поднимать, а он кричит:
— Идиоты! Если не умеете работать, то и не беритесь не за свое дело. Сначала пожили бы среди нас, поучились бы, как надо мучить людей. Хоть бы судебные процессы изучали.
— Что же вы?
— Мы смутились. Не знаем, что делать, а барон жаловаться пошел к самому Везельвулу, что, мол, черти ничего порядком делать не умеют. Здоровая была нам гонка.

Что Везельвул! — Сказал лысый бес. — Постарел он…
— Не постарел, а устарел…
— И то правда…
Когда заговорили о Везельвуле, черти теснее придвинулись друг к другу. Говорить стали тише.
— Устарел, устарел! — продолжал лысый бес. — Сначала каким ловким был, а теперь на каждом шагу поражения терпит.
— От праведников?
— Тоже сказал! Какие нынче праведники! От грешников.
— От грешников!!!
— От них самых. Недавно с ним был такой случай. Приходит он к одному “старцу” и давай его соблазнять: “хочешь, я тебе такую красавицу приведу, какой ни в сказке сказать, ни пером описать”.
Долго гнал от себя Везельвула “старец”, наконец, сказал: “Веди, говорит, черт, свою красавицу!”

— Сдался таки?
— Не перебивай. Обрадовался Везельвул. Привел свою красавицу, а сам думает: “Мой теперь старец. Не отвертится”. А “старец” посмотрел на красавицу, да как расхохочется. “Это , говорит, по-твоему красавица! Да таких у меня больше ста перебывало. Вот смотри”. Взял старец со стола альбом и давай показывать Везельвулу своих наложниц. У Везельвула слюнки потекли. “Что хочешь, говорит, возьми, а уступи мне хоть одну из них”.

— За последнее время часто он попадает впросак. Придет к женщине, славящейся своей добродетелью, и начнет ее сбивать на грех. Слушает, слушает она, даже краснеет при этом. Потом окажется, что десятого любовника меняет.
— Придет к чиновнику, начнет соблазнять взяткой, а у того сундуки ломятся от нажитого взятками золота.

Долго еще мирно беседовали бы черти, сидя в чистилище, но вдруг послышался стук в ворота.
Дежурный черт лениво встал и сердито спросил:
— Кого еще там черт принес?
— Душу грешника! — послышалось за воротами.
— Подожди! Не знаешь, что праздник?
— Знаю. Да грешник такой, что и в праздник ему отдыха не полагается.
— Ого! Разбойник?
— Какой там разбойник! Бери, брат, выше!
— Тать?
— Выше, брат, выше.
— Да, говори же, дьявол! Не тяни!
— Писатель! Послышалось за воротами. — Пасхальные и рождественские рассказы писал. Сколько, чай, людей своими рассказами замучил!
— Вот это преступник!
— По праздникам людей мучил, и для него в праздник не должно быть отдыха.

Дежурный черт пошел к воротам, крикнув по дороге:
— За работу, ребята!
Старый лысый черт пошел разводить огонь в большой печи.
Несколько маленьких чертенят бросились к котлам со смолой.
Черти, что посолиднее, взялись за крючья.
Не прошло и часа, как послышались стоны пасхального писателя.
Но что была его мука в сравнении с теми муками, которые испытывали читатели его рассказов.


Читать онлайн. В аду. Рассказ. О. Л. Д’Ор (Оршер Иосиф Львович). Журнал “Новый Сатирикон”. №14. 1914 год.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *