Бухов Аркадий Сергеевич маленькая жизнь

Бухов Аркадий. Маленькая жизнь.

Читать онлайн. Бухов Аркадий Сергеевич. Маленькая жизнь. Рассказ. Журнал «Новый Сатирикон». №12. 1916 год. Бухов Аркадий Сереевич.

Если вы хотите видеть жизнь, отраженную в маленьком зеркале, непременно ходите на бега.


Человек, у которого лежат скопленные трудовые деньги в банке, пьющий только на именинах и доставляемый на ежедневную службу дешевым трамваем, на бегах рассуждает так:
— Резвость этой лошади — 2,5. Резвость других значительно меньше. Следовательно, эта лошадь придет первой.
Сделав это умозаключение, такой человек идет к кассе, берет билет на самую резвую лошадь и, отходя в сторону, начинает долго и тихо удивляться, почему он до сих пор не догадался каждый раз приезжать на бега и даром зарабатывать деньги с самой резвой лошади.
— Боже мой, как мы еще отстали от Западной Европы, — шепчет он.

И вот тут начинает действовать по своим законам жизнь.
В то время, как разумный человек еще не перестал удивляться легкости своего заработка, другой не менее разумный человек, в синем камзоле, голубом картузе и зеленых штанах, стоит около лошади и рассуждает:
— Если я приеду сегодня первым, за мою лошадь, как за резвейшую, будут выдавать вместо десяти двенадцать рублей… Если я поставлю десять билетов, то заработаю всего всего двадцать рублей. Лучше я поставлю на этого дурака Пыжова, на которого все равно никто ставить не будет, пропущу его вперед и получу за каждый билет вместо десяти по триста.
Человек в пестром костюме посылает конюшенного мальчишку взять билеты и, получив их, начинает тоже долго и тихо удивляться тому, как легко можно получить деньги.

Не так рассуждает его лошадь.
— Я уже успела показать свою резвость, — думает она, покачивая головой, — кто интересовался, тот запомнил, а каждый день я не намерена это проделывать. Я не цирковой рыжий, чтобы безостановочно трюки выделывать…
Мне за это денег не платят. Какой приду к столбу, такой и приду. А не нравится — хоть на собственной тетке езди. Не на такую напал. Подумаешь, важность какая, если к столбу на десять секунд позже приедем. Столб не волк, в лес не убежит…

Результатами своих размышлений эта лошадь радушно делится с другой, которую первый наездник решил допустить до столба, к общему изумлению других: наездника, публики и самой лошади.
— Ты знаешь, Зорька, я сегодня первой не приду, — говорит она, нахально посмеиваясь — возьму и побегу сзади.
— И беги, — соглашается Зорька, — кому какое дело. Я тоже отстану, побежим рядом, я тебе об одном случае у нас в конюшне расскажу… Оригинальный случай…
— Может, ты хочешь первой прибежать? Ты не стесняйся…
— Пустяки… Кому это надо? Вообще, я решила это оставить… Езди я сама на наезднике, я бы его гнала, конечно, но гнаться самой… Может, я двенадцать тысяч стою, а он меня при публике хлыстом…
— Безусловно… А судьи в будочке сидят и только смотрят, чтобы скорее пришла. Если ты судья, так не позволяй ему драться…

Молодой жеребенок, на которого никто не обращает внимания, проигравший самые легкие призы в течении двух с половиной лет, осторожно вмешивается в разговор.
— Виноват… Разрешите вмешаться.
— Вмешивайтесь. Только без неприличных анекдотов. Вы все такие жеребцы. Чуть что, сейчас же сальность…
Я право, стесняюсь…
— Он глупый, но довольно милый мальчик, — шепчет Зорька на ухо подруге, — чего он хочет?
— Разрешите первым прийти, — внезапно просит жеребенок, — так хочется, так хочется…
— Пожалуйста. Нагар… Кто вам мешает… Мы все равно не побежим…
— Честное слово, мадам?
— Что же, мы врем значит.
— Нет, нет… Я даже не смею думать…

деликатное животное рисунок Лебедева
Рисунок В Лебедева. Деликатное животное.

Начинается заезд. Звонит колокол, человек с красным флагом (несмотря на присутствие полицейских властей) пускает лошадей.
Зрители начинают волноваться, бегать с места на место и говорить настоящим, душевным языком.
— Пусти, пусти, — холодно отстраняет человек в изящном пальто незнакомую даму, — не видно из-за тебя…
— Вы не имеете права… Какая впереди идет?
— Шестой номер. Собьется…
— Нет, не собьется…
— Молчи, дура. Четвертый придет.

У большинства зрителей четко выраженное на лицах желание самим побежать вместе с лошадьми.
Эх, подбежал бы к третьему номеру да дал бы по морде, стал бы он у меня отставать, — мечтает вслух человек в блестящем цилиндре.
— Лошадь, она непонимающая, — утешал его случайный сосед, — ты ей в морду, а она тебя туда же копытом. Резвее от этого не станет.
Дамы начинают оптом ругать всех присутствующих вблизи мужчин.
— Я говорила вам, что надо на пятый номер ставить… Я говорила…
— Я же на пятый номер и поставил…
— Идиота сразу видно. Поставил на пятый номер, а он отстал…
Не билет бежит, а лошадь… Кабы я на ней сидел…
— Ну да, сможете вы… Университеты кончать ваше дело, а тут всякий неграмотный мужик быстрее вас едет…
— Я же совсем не поеду. Вообще не еду.
— Ну да… Я и говорю, что с идиотом связалась.

Не волнуется только спокойный человек, взявший билет на самую резвую лошадь и удивлявшийся легкости заработка на бегах.
— Выиграете? — робко спрашивает его случайно подвернувшийся рваный студентик, впервые пришедший на бега. — А я вот тоже билет взял…
— Выиграю, — спокойно отвечает деловитый человек, — у меня самая резвая лошадь. А вы на какую?
— Я-то? На Нагара…
— Нагар? Не выиграет. Он не может. На шесть секунд тише…
— А я думал, может возьмет… У меня невесту Наташей зовут.. Вот я и взял… По первым буквам…
— Не может он придти… Во первых, что у него за ноги? Во-вторых, его наездник настолько неопытен, что… В-третьих… Что? Пришли? Уже?… Какой номер первым? Что? Второй?..

Второй номер? — Убито спрашивает рваный студент, которому на тридцать жалко своих десяти рублей. — А я-то на Нагар ставил… Теперь уже нельзя продать билет? Может кто-нибудь для памяти купит…
— А у вас какой номер? На билете.
— У меня? Я не знаю. Я и матрикулы и билет дома оставил…
— Да нет… На лошадином билете…
— На этом? На этом — второй номер.
— Да ведь вы выиграли. Вам рублей четыреста дадут…
— Мне? Четыреста? На вовсе? — с ужасом в глазах спрашивает студент и тут же уверенно прибавляет. — Да разве может быть… Вы же сами говорили… И ноги у лошади такие, и наездник дурак…
Извините, я занят, — вежливо и сухо бросает спокойный человек, идите и хватайте ваши… Четырес. .. А черт… Пятьсот сорок два выдают за вашу паршивую лошадь…
— Ты скажешь — паршивую, — шепчет студент, толкаясь в разные стороны, — да такой лошади приват-доцентом быть. Смотри ты — две таких лошади целую комиссию вспомоществования заменить могут… И прошений подавать не надо…


Спокойный человек уйдет с бегов с твердым сознанием, что жить разумно и логично нельзя.
— Зачем ум… Зачем воспитание… Зачем эта наносная европейская культура, — уныло рассуждает он, выворачивая опустевший бумажник, — нужно жить случаем…
Он начинает скверно относиться к жене, манкировать службой и перестает читать газеты.
Рваный студент тоже быстро меняет все мировоззрение, но по более радужному уклону.
— Вот тебе и гражданское право… А какое это право, когда в человека пятьсот рублей сразу влетает. Теперь я понимаю, почему меня Наташа любит… Вот тебе и товарищ Нихаев… Другой, может, четыреста рублей в шесть лет копить, а я пошел и вот…
И никогда он не думал о бегах. А пошел туда просто, потому что там собирается светское общество: и адвокаты, и князья, и городские красавицы. Нужно же хоть раз в жизни среди них повращаться.


Непременно ходите на бега. Жизнь изучается не только по книгам и рассказам соседей по комнате.

Читать онлайн. Бухов Аркадий Сергеевич. Маленькая жизнь. Рассказ. Журнал «Новый Сатирикон». №12. 1916 год. Бухов Аркадий Сергеевич (Бухов Аркадий).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *